Сайт находится в разработке.
Если Вы нашли ошибку выделите текст и нажмите ctrl + enter.
‹‹ назад
Об Ассоциации
Семинары АППМ
27-28 ноября - Тренинг Константина Бакшта «СИСТЕМА ПРОДАЖ: Ultimate Edition» 7-8 ноября - Семинар АППМ «Питомник: Опыт создания и развития. Практические советы» 17-18 августа «Как создать питомник с нуля. Технологические особенности размножения декоративных растений. Размножение декоративных растений в питомнике методом черенкования. Основные правила и секреты. Уход за растениями после черенкования» 20-21 июля - Семинар «Садовый центр с нуля. Успешный опыт создания и развития. Практические советы» 5 июля - семинар АППМ «Модные тенденции и перспективные декоративные растения» 20-21 марта 2018 г. - Практический семинар АППМ «Прививка и обрезка» в питомнике «Садовой компании «Садко» (интенсивный курс) 10 февраля 2018 г. - Семинар «Опыт создания частных садов: идеи, этапы проектирования, воплощение, советы. Сады для жизни, вовлечение заказчика в процесс» Семинары АППМ 2017

Что ищем мы в краю далёком, что не найдём в краю родном

7 Марта 2018 г.

Колесник Владимир Анатольевич,
кандидат биол. наук, ландшафтный архитектор, генеральный директор, компания «Сэликс Дизайн», Москва

Ландшафтный архитектор очень много времени проводит в поисках адекватного, интересного и надёжного посадочного материала. Поиски часто приводят его в западные питомники. Тут и Германия, Голландия, Бельгия, Польша и даже Италия.

Почему мы не находим достойный ассортимент внутри страны, ведь нашему питомниководству уже более 15 лет? Это маленький срок? Не накоплен ещё необходимый опыт? Нет достойного материала?

Давайте по порядку. Зачем мы вообще продолжаем ездить за рубеж в поисках растений? Ведь разница курсов валют, особенности нашей растаможки и доставки, карантинные ограничения – всё это делает импортный посадочный материал вроде бы неконкурентоспособным. Коэффициент доставки посадочного материала из стран Европы составляет аж 0,8–1,0. Это очень много! И всё равно мы продолжаем завозить, и много завозить. Если убрать транспортно-таможенную составляющую, то отечественный посадочный материал должен быть примерно вдвое дешевле.

Должен быть, но на деле это не так. Наоборот! Стоимость отечественного посадочного материала, сравнимого с импортным (по всем параметрам, конечно), редко когда равна, а как правило выше импортных аналогов. И выше прилично. Не беру цены садовых центров, я там не закупаюсь, а ведь там всё ещё дороже. Я считаю от прямых поставок.

А коли это так, то я вправе спросить с питомниководов за качество отечественного посадочного материала. Да, отрасль молодая, да, тяжело достаются деньги, да, у нас сложно работать вообще, да, рынок пока не складывается как нужно. Всё это так. Мы все прониклись сочувствием к отечественному производителю. Осталось вместе поплакать. Но…отчего то не хочется.

Вспоминаю тут недавний рывок валюты вверх. Почти вдвое. Потом резкое подорожание транспорта и доставки. Вот, казалось бы, есть у наших шанс, оставив цену на месте, «сделать» наконец-то западных коллег. И что? Да ничего. Наш материал подорожал почти так же, как импортный.

Оно и не удивительно, большая часть питомников по сути передерживает импортные растения, причём порой очень недолго. Для них также подорожала закупка материала. Только вот адекватно ли росту цен? Конечно, нет.

И отсылка к двухсотлетней истории питомников в Германии меня не жалобит нисколько. Деревья выращивают не по двести лет. И научиться работать за это время при желании можно было бы.

Итак, почему мы едем далеко, почему продолжаем отвозить в чужие страны деньги, и деньги немалые, почему мы не можем найти нужные для работы растения здесь? А ведь мы хотим найти их здесь. Действительно, хотим. И поддержать деньгами отечественного производителя для нас – не пустые слова. Есть ещё объективные причины, и их много.

Давайте конкретно – о каких растениях речь.

  1. Аллейные деревья

Я не занимаюсь мелочью, у меня достаточно крупные и ответственные объекты. Такие же объекты и у моих коллег. Такие же требования выдвигает город, который в последнее время покупает очень много крупномерных деревьев.

Что важно?

Размер! Размер и качество! Ну не хочет мой заказчик, не хочет город слушать сказки о том, что посаженное молодое дерево вырастет лучше, и вы сэкономите деньги, покупая эту поросль. Не убеждает! Прогресс в агротехнике и питомниководстве в развитых странах шагнул вперёд и очень серьёзно. Вырастить и посадить крупномерное дерево без потери качества – вопрос решённый. Я так очертил бы интерес к этой группе деревьев – начиная с STU 20 мм и более. И вид сразу приличный, и ландшафтное решение видно сразу. Да и потенциал, и физиологический порог устойчивости таких деревьев выше. Так что давайте определимся: у подростков своя история, у крупномера своя, и смешивать их не надо. А тем более отдавать предпочтение молодым растениям (это я об участившихся в последнее время комментариях о том, что сажать крупномер рискованно и неоправданно).

Качество кроны. Должно быть безупречным. И – носить следы формирующих обрезок. Если их нет или мало (к примеру, одна на 5-метровое дерево с STU = 30–35), то это повод задуматься – насколько качественный материал вам предлагают. Ведь понятно, что перешколки и обрезки кроны – это лишние годы, проведённые растением в питомнике. И, соответственно, лишние издержки питомника. Но это залог правильного формирования кроны в дальнейшем. Известно, что некоторые зарубежные питомники грешат тем, что формирующую обрезку делают редко и в результате получают быстрое наполнение объёма кроны. Очень часто я это встречаю и у наших питомниководов. А это неправильно.

Отбраковка. Должна быть очень жёсткой. Чуть что выбивается из стандарта – уничтожить. Уничтожить, и чтобы покупатель этого в предложениях не видел. Не все это соблюдают в полной мере, многие сортируют по группам. Ну…ладно, если это не явные тугоросы – это ещё допустимо. Но вот что я часто вижу у нас, причём в раскрученных питомниках – готовые к продаже аллейные деревья с кривыми стволами, с разной высотой штамба и с другими заметными дефектами. И это уже никуда не годится. Это рассчитано на покупателя, который никогда хороший материал в глаза не видел или которому всё равно. Этого вообще не должно быть в предложениях, тем более по приличной цене. В западных питомниках есть практика формирования стоков. Там могут предложить по бросовой цене нестандартные растения, остатки с поля и пр. Но! Не все питомники формируют такие предложения, большинство серьёзных питомников никогда стоковых предложений не делает. Репутация дороже. Но если они есть, то очень дёшевые. В наших питомниках я такого подхода почти не встречаю. И мне не очень интересно слушать, что это временная болезнь роста. Питомник, который не играется в предложения стоковых позиций, а проводит жёсткую постоянную выбраковку, вызывает уважение, такой питомник внушает ощущение надёжности.

Клоны. Очень больная, но при этом мало освещаемая тема.

Постараюсь коротко. Клонированные деревья имеют одинаковый генотип и выглядят тоже одинаково (ну почти, нарушения никто не отменял). Для аллейных деревьев это имеет первостепенное значение. Попробуйте посмотреть на липовую аллею клонового происхождения или после семенного размножения (где изменчивость даст большой разброс фенотипов). Выбор, конечно, будет за клоновыми растениями.

К тому же через клонирование проще закрепить и размножить растения с найденными полезными признаками. Например, скоростью роста или формой кроны. Это будет важно и для солитерных растений.

Где их брать? Пока не здесь. Конечно, кое-что в этом направлении делается, но в основном материал для подроста в питомниках мы пока берём «за бугром».

И вот здесь проявляется одна проблемка. О ней почему-то говорят мало, хотя она очень серьёзная.

Я не раз слышал рассуждения, что, например, клён платанолистный и в Африке такой же, как у нас. Тогда не имеет большого значения, где его изначально приобретать. Купил, например, в Италии. Дёшево! Климат благословенный, издержек меньше, цена ниже.

Попробуем разобраться. Возьмём итальянца или бельгийца, неважно, главное – чтобы питомник располагался в климате, значительно отличающемся от нашего. И предположим, что в этом питомнике старые и добрые традиции, и питомниковод имеет старый и добрый клон какой-нибудь липы (в данном случае неважно, чего) ещё от деда. Он за ним ухаживает и лелеет. То есть ведёт работу по искусственному отбору, постоянно совершенствуя и отбраковывая неудачные экземпляры. Или он размножает семенами и проводит селекционные мероприятия с целью получения чего-то нового. Ситуация знакомая.

Так вот, в обоих случаях он ведёт отбор только по экспрессируемым в данный момент, в данных условиях генам. Те, которые находятся в молчащем состоянии, под отбор не попадают. Их питомниковод попросту не видит.

Что может происходить с этими невидимыми в данный момент генами? Их работа может нарушаться вследствие накопления вредных мутаций. Отбор не отбраковывает изменённые гены. Эффективность работы гена может меняться вплоть до полного нарушения его функции. Ну и пусть. Пусть так оно и будет в Италии или Бельгии. Там ведь он не включается.

А теперь предположим, что это – ген, отвечающий за подготовку растения к зиме. Допустим, он контролирует переход сахаров в коллоидное состояние, что позволяет клеткам переносить низкие температуры длительное время. В Италии зимы, считай, нет, в Бельгии тоже. Работа этого гена там не востребована. Отбор по нему не ведётся, и он или исчезает из популяции растений, с которыми работают (популяция в данном случае – не совсем точное слово), или он там есть, но его эффективность сильно снижена. Да, конечно, есть генетическая память, и все эти клёны когда-то попадали под сильные морозы – было несколько оледенений. Гены-то есть, но они видоизменены из-за невостребованности в последние несколько тысяч лет. И при перемещении этих растений в климат с более суровой зимой мы получаем растения, которые на приход зимы реагируют болезненно: подмерзание, разрывы ствола и прочие знакомые картинки. А рядом в лесу этот же вид ведёт себя вполне адекватно климату.

И что делать? Очевидно – если ты хочешь выращивать материал для работы в местных климатических условиях, то должен искать устойчивые формы здесь, в этом климате.

Конечно, это издержки, конечно, это создание целого комплекса производств. Но другого пути нет и быть не может. Ну сколько можно привозить растения, как для работы, так и для дальнейшего подроста в наших питомниках, которые не в полной мере приспособлены для нашего климата? Зачастую они держатся несколько лет и уходят. Надо решать эту проблему. И кроме вас, уважаемые питомниководы, решать некому.

А насчёт молодости отрасли и безденежья… Не знаю. Как же тогда плодоводы работают на этом рынке? Понятно, что везти яблони или груши из Европы – глупость (правда, понятно это не всем), что нужны районированные сорта и правильные, востребованные в этом климате подвои. А какое они испытывают давление со стороны конкурентов с юга России и некоторых южных стран! Ведь там материал растёт быстрее, а потому он дешевле. Но плодоводы работают. И работают неплохо. И подвои у них есть, и прививают то что нужно, и селекцию ещё умудряются местами вести. А ведь находятся они в равных условиях с другими питомниководами.

Так что питомники, работающие на своих, районированных клонах, есть.

И стандарты, стандарты… Если в Германии мне предлагают дерево с STU = 30–35, то у него должно быть 6 перешколок. Если их меньше, или они не указаны в предложении, то я как минимум насторожусь и попрошу разъяснений. У нас картина другая. Порой питомниководы не понимают, что такое окружность ствола! Я не утрирую. В одном вполне приличном питомнике мне пришлось объяснять трём менеджерам, чем отличается длина окружности от диаметра. Это что, тоже болезнь роста? Да нет, это незнание мировых стандартов и школьной программы по геометрии.

Тут порой просто обманывают, выдавая копанину за перешколеные растения. И это не единичные случаи. И грешат этим питомники, которые на слуху.

В предложениях должно быть указано всё: высота, размер кроны, длина окружности ствола на высоте 130 см (да, не ниже), количество перешколок. И желательно – происхождение материала. Качество обрезки кроны оценивается уже визуально.

  1. Солитерные деревья

Для этой группы справедливо всё вышесказанное. Тогда о чём речь? О том, что есть «там», чего мало или совсем нет «здесь», и чего нет ни «там», ни «здесь», но очень хочется.

Я сразу пропущу тему хвойных растений. Потому что обычно, когда говорят о хвойных солитерах, подразумеваются бонсайные деревья. Так это или нет – не хочу сейчас углубляться, но те, кто работает с хвойными, как правило делают бонсаи. Почему? Это модно, и мода эта постоянная. Но у меня на сей счёт есть своё мнение. Бонсайные деревья должны применяться к месту. То есть в саду с японской тематикой – уместно. Но их сейчас пихают без разбора в любой ландшафтный объект. Без меры и без вкуса. Одна из причин такой любви – дороговизна материала. Оно и понятно, работы с ним много. Но у нас он дороже, чем в европейских питомниках. Пока, конечно, но это так. И совсем немного наших компаний этой работой занимаются. Возможно, это и хорошо.

Но я хотел поговорить о плотных акцентных объёмах, без которых сложно выстроить пространство, но которые не настраивают вас на японский или восточный лад. Это полные шары на штамбах разной высоты, это выстриженные в форме ширмы кроны (как одноствольные, так и многоствольные), это и сферические объёмы, лежащие на земле, и многое другое. Смысл выстриженных таким образом деревьев и кустарников в том, чтобы расставить акцентные точки, зафиксировать внимание. Эти формы при надлежащем качестве и разумном применении должны найти больше места в наших садах и парках, чем деревья, выстриженные в восточном стиле.

Какие можно применять культуры? Вот тут очень богатый выбор.

В первую очередь, это декоративные яблони. В странах Европы предлагают более тридцати сортов, в ходу обычно 10–12. Перечислять не буду, речь-то о другом. О тех же клонах и сортах, которые у нас малоустойчивы. Многие сорта декоративных яблонь, имеющие европейское происхождение и выращенные там, вроде бы устойчивы. Это так, да не совсем. Постоянно отмирают взрослые ветки, молодая поросль отрастает, но редко крона сильно разрастается и красиво стареет. Часть очень эффектных сортов вообще плохо себя чувствует у нас.

Ну и сколько можно их сюда таскать? Есть исходные виды, которые произрастают у нас или на соседних территориях. Ведь создавались же гибриды именно на основе наших, российских видов!

Например, яблоня Недзведского (Malus niedzwetzkyana) и яблоня ягодная (M. baccata) стали прародителями сорта Hopa ещё в 1920 году (от него пошли многие красно- и розовоцветковые гибриды), Eleyi’, ‘Liset и других. И таких примеров много.

Какие же яблони, произрастающие у нас или на соседних территориях, представляют интерес?

Лидер – яблоня ягодная, или сибирка. И сама по себе хороша и передаёт своим гибридам очень приличную зимостойкость и устойчивость к ряду грибных заболеваний.

Так же важна яблоня сливолистная, она же китайка (M. x prunifolia). Предполагаемый гибрид яблони домашней и яблони ягодной. Тут и гены хорошей зимостойкости, и гены, отвечающие за форму кроны (плакучая, пирамидальная). Выглядит она великолепно. Очень много разных форм. Плюс съедобные плоды (а какое варенье!)

Сильно помогла в селекции яблоня Зибольда (M. sieboldii), она же яблоня Цуми (Malus x zumi = M. baccata x M. sieboldii). Интересные формы кроны могут дать яблоня Торинго (M. toringo), яблоня красивая (M. spectabilis), яблоня обильноцветущая (M. floribunda), яблоня Саржента (M. sargentii) и другие виды, происходящие из Китая и Японии.

Можно очень долго развивать эту тему. Но мои коллеги питомниководы наверняка знают её лучше и подробнее меня. Я больше пишу для ландшафтников, чтобы подсказать им, что тема декоративных яблонь, их разнообразие гораздо больше того, что они видят в предложениях европейских питомников.

Селекционная работа по созданию новых сортов декоративных яблонь, адаптированных полностью к нашему климату, не ведётся. Вернее, я не знаю, что она где-то ведётся. А возможности огромные. Но она велась, такие работы проводились ранее.

Яблони селекции Л.А Котова (Свердловская селекционная станция). Сорта: Плакучая, Газонная, Фонтанная, Малиновая декоративная, Шаровидная, Шапка и др. Каждый сорт индивидуален, интересен и абсолютно надёжен для наших условий. Только в предложениях питомников их нет. Я достал считанные экземпляры. Теперь любуюсь. Очень интересные сорта, не уступают европейским, а то и поинтереснее их. Некоторые сидят у меня более 15 лет. И никаких проблем. Но мне даже жалко применять их в работе. Просто потому, что их мало. Берегу для чего-то…

А у Л.А Котова есть ещё плодовые сорта с необычной кроной – стланцевые и плакучие яблони. Прижатые к земле кроны или плакучие на штамбе. При этом – вполне вкусные, крупные и съедобные плоды. Сорта: Ковровая 3, Ковровая 1, Ковровая 7, Осенняя плакучая, Осенняя стланцевая и др. И это не весь перечень. Фантастический материал! Компактный, невысокий, интересный по архитектуре, вкусные плоды. И где всё это?

А если уж затронули тему стланцевых яблонь, то тут обязательно надо упомянуть М.А Мазунина (г. Челябинск). Сорта: Чудное, Брат Чудного (очень вкусные плоды и потрясающая архитектура самого дерева), Приземлённое, Ковровое, Подснежник, Соколовское. Многие, увы, я знаю только по описаниям и никогда не видел «живьём».

А помните старые яблони у Большого театра в Москве? Это были сливолистные яблони, причём свои. И сравните с тем, что там растёт теперь.

Понятно, что сейчас не до селекции. Что все находятся в периоде становления. Всё это так. Но все ли? А я вот бываю в хозяйстве М.В. Качалкина и вижу другое. Он продолжает работать с колонновидными сортами яблонь. А это не только вкусные плоды, но и новые формы в садах. А если посмотреть на его колонновидные яблони, привитые на невысокий штамб? Это же миниатюрные компактные деревья. Что там померанцы в кадках перед домом! Просто в саду – компактные, эффектные, плоды вкусные… Да, их у него мало. На всё не хватает рук и ресурсов. Но он их делает.

Пока руки до селекции дойдут, а они дойдут, я надеюсь, можно брать и размножать то, что есть. Я уверен, что всё это будет востребовано.

Что ещё, какие растения из этой группы я бы выделил как перспективные?

Груши, и в первую очередь груша уссурийская (Pirus ussuriensis). Фантастически красивое дерево, особенно в момент цветения, осенняя шарлахово-красная окраска листьев также неподражаема. Раньше в предложениях встречалась. Последние экземпляры я забирал в отделе внедрения ГБС. И всё…Больше я её не видел. Только в прошлом году М. Ахмечет мне помогла достать пару десятков экземпляров в ботаническом саду Курганского университета. Очень нужное растение. Его не знают? Возможно, а почему? Уж тут-то селекция даже не нужна...

Сливы. Тёрн. Слива колючая (Prunus spinosa). Ещё один интересный «персонаж». Прекрасно реагирует на стрижки. Отличное цветение. Плотные объёмы практически любой сложности в размере от 1 до 3 м. Для меня это в первую очередь плотные объёмы, но есть и сорта со вкусными плодами, правда, они встречаются нечасто.

Вишня степная, кустарниковая (P. fruticose). Очень интересное растение. Повсеместно встречается на краях опушек широколиственных лесов начиная с р. Оки и южнее. Если кто видел их плотные «подушки», объедаемые по периферии какими-то копытными (например домашним скотом), тот мог предположить, что такой кустарник будет хорошо реагировать на стрижку. Так оно и есть. Но почему-то никто этой культурой не занимается, а зря. Сюда я бы добавил ещё два вида, родом из Северной Америки, но при этом очень устойчивые в нашем климате. Это вишня песчаная (P. pumila) и вишня Бессея (P. besseyi). В конце 1990-х я их ещё встречал. В последнее время не попадались. А жаль – растения очень интересные.

Списки можно продолжать бесконечно. И я как-нибудь продолжу. А сейчас закончу тремя очень интересными для меня позициями. Это растения среднего яруса. С очень характерной «восточной» кроной: немного ниспадающие поверхности, расположенные на разных уровнях. Ажурные, лист некрупный и сильно рассечённый. И очень яркая осенняя окраска.

Это клён мелколистный (Acer mono), клён маньчжурский (A. mandschuricum) и клён ложнозибольдов (A. pseudosiboldianum). Все они вполне подходят для наших условий. Все три индивидуальны и способны внести очень важные акценты в ландшафт. И все три не найти днём с огнём, хотя они растут на нашей территории…

Подытожим

Основная мысль этой статьи в том, что мы, конечные потребители – ландшафтные фирмы, работающие как с городскими властями, так и с крупными частными заказами, с куда большим удовольствием покупали бы как крупномер, выращенный из наших отечественных местных клонов, так и гибриды, и сорта отечественного производства. Но их предложения на нашем рынке пока сильно ограничены. Или они есть, немного, но есть, но у них очень высокая цена. К тому же нас беспокоит, что большая часть выращиваемого здесь, внутри страны, материала имеет, в конечном счёте, также европейское происхождение со всеми вытекающими проблемами.

Да, мы многое покупаем на Западе. Да, у нас многое делается, и то, что доступно на рынке сегодня, с трудом можно было бы представить ещё лет десять назад. Мы также понимаем все трудности вашей работы, ведь живём и работаем с вами в одной стране. Но конечно, нам хотелось бы большего.

 

 

 

 

Данная статья опубликована в журнале «Вестник АППМ» № 1- 2018, «Сборнике докладов XI ежегодной конференции АППМ 2018»

Все публикации

Новости Все новости

Ближайшие события Все события