Ю.Сидоренко " Виноград России"

23 Августа 2012 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

Виноградный пролог. В середине января телеканал «Культура» показал документальный фильм: «Виноградники Лаво. Швейцария». Альпийский регион. Сверкающее на солнце сказочное Женевское озеро. По гранитным южным склонам бесчисленные виноградные террасы, живым изумрудом стекающие к озеру. Местная лоза - наследница древних римлян. Террасы строили монахи. У входа в одно из селений, Сен-Сефоран - камень, датированный 53 годом нашей эры… Вековой деревянный пресс, деревянные туфли, бочки из тысячелетнего дуба… Время здесь будто замерло, завороженное волшебной природой… 

Когда долго стоишь на высоком правом берегу Волги в районе Пристанного, Соколовой горы или Синеньких, в какой-то миг возникает ощущение полета… Высокие склоны в зелени садов. Белые чайки внизу на фоне синей Волги... Снежная яхта в серебряных бликах волн… Панорама швейцарская. Разница несущественная - отсутствие виноградников..

Климат, конечно, не тот. В Лаво средняя годовая температура +20С. Виноград – Шасла, Пино Нуар… Иные артефакты, которым сотни лет, так хрупки, что рассыпаются от легкого прикосновения. Тем не менее, даже столь нежная конструкция, как виноградник, может жить века! Бренды великих сортов оказываются нетленны. Если соблюдаются традиции. И если политические вихри не ломают не повинную лозу.

В село Оленье Волгоградской области я приезжал в минувшем году трижды. Весной и дважды осенью. Для меня это тоже многолетняя традиция, связанная с необычайно морозостойким виноградом и его создателем А.И.Потапенко. Патриарху отечественной селекции 87 лет, что не мешает ему каждый год удивлять  визитеров новыми гибридными формами.

Стояли жаркие майские дни. Сухие песчаные вихри носились по селу, навевая на  Александра Ивановича грустные мысли. На улице + 35С и винограднику уже не хватало воды.  Проблема в местном водоснабжении.

- Чуть бы ниже, – сетует Потапенко, - вон на том берегу. – Он показывает рукой на другую сторону километрового водохранилища. – Тогда полив был бы не нужен. Два метра до воды, виноград дотянется корнями. Разбивай виноградник и  через 3-5 лет собирай урожай. Увы, никому это не нужно. Ни государству, ни фермерам. Картофель и помидоры – дальше фантазия не работает. Мы в тупике. 50 лет нашего труда государству не нужны.

Мое возражение мгновенно. Почти возмущаюсь про себя. И одновременно понимаю, что в качестве ответа можно взять любую монографию на политико-экономическую тему.  Реально же помочь конкретному ученому, озабоченному судьбой страны, много труднее…

-  Есть сорт, - говорю,-  значит, будет и спрос. Мы ведь не скоро запрягаем… Сейчас десятки селекционеров - любителей заполняют нишу, из которой ушло государство. Интересные формы получено на юге, на севере. Не только виноград. Много других культур: персики, абрикосы, алыча, яблони, груши, малина, облепиха, орех… Востребованы не только Уралмаши и Днепргэсы, но и дяди Васи, тети Маши, которые с уверенностью выносят свой продукт на рынок. Народ не ждет манны небесной. Он делает дело, несмотря на кризисы и возраст, творит даже в восемьдесят семь лет, как вы…

- Народ безмолвствует. А я должен кому-то передать все это. Передать увлеченным людям, но увлеченным не прибылью, а виноградной культурой. Когда олигархи все распробуют, будет поздно. Народу ничего не достанется. Культурный амурский станет культурным американским, китайским, только не русским…

- Ну почему так безнадежно?

- Потому что я вижу, куда все катится…

- И куда же катится?

-  А сами не видите?..

Диалог входил  в политический штопор. Продолжать не хотелось. Потапенко только что закончил свою новую книгу об атмосфере Земли. И возможна она тоже была причиной его настроения. Влияние человека на атмосферу суммарно невелико, но на климат планеты оказывает решающее воздействие. Однако и природа не остается в долгу… Ее влияние сродни нашему пониманию и нашим чувствам… Таити, Гаити –звенья одной цепи… Походили молча, осматривая просыпающиеся лозы, нежнейшую зелень первых почек…

Близость зеркального водохранилища в сотне метров рождала иллюзию водного благополучия… Хотя с водой в летнее время здесь туго. По крайней мере, на отдельно взятом винограднике.

- Любители выращивают ваш виноград в Приморье, в Сибири, на Урале, в Москве, Туле, Нижнем Новгороде, Смоленске, Саратове…  Многие имена вам известны: Чугуев, Шиблев, Зотов, Гальвер… Последователей много…

- Последователей много, наследников мало.

- Но это лучше, чем наоборот.

- Отчасти вы правы. Но общую ситуацию это не улучшает…

Этот весенний разговор с Потапенко весь сезон не выходил у меня из головы. Как, впрочем, и другие наши беседы. «Такое у него  свойство – будоражить сознание»,- жена Людмила Павловна порой делилась «кадрами» семейной жизни.

- С первого дня, как вышла за него замуж, так и просыпаюсь  в шесть утра от стука пишущей машинки… Он заведен на дело. Я читала его письма с фронта брату Якову, который работал тогда во Всесоюзном  институте виноградарства и виноделия в Новочеркасске. Брат ждет письма, беспокоясь, что у него и как. Фронт, война…Но в письмах всегда одно и то же. «Проследи на втором поле за третьим рядом сеянец номер 2-3-7…».  В следующем письме:  «…проследи за пятым рядом сеянец 2-5-11». И так всю войну от звонка до звонка…

Вспоминая эту беседу, я как-то позвонил Юрию Михайловичу Чугуеву в Смоленск. Он одним из первых в стране выделил под амурский виноград Потапенко до десяти гектаров.  На очереди - сто…Трубку взял его сын Дима.

На вопрос чем занят, отвечает односложно.

- Весь день на тракторе. Готовлю поле.

- Много вспахал?

- Да гектаров восемь.

- Кредит брали?

- Да нет, там проценты - никакого поля не хватит. Позвоните отцу. Он лучше в этом разбирается.

Звонить в тот раз я больше не стал. Подумалось, у  людей работа, страда, а я тут с эмоциями. Тысячи сеянцев, выращенные за зиму в теплице, уже занимают свои места под солнцем. И, Слава Богу. Смоленск, конечно, район не самый виноградный? Но ведь не хуже Белоруси или Прибалтики… Там уже вовсю процесс запущен, промышленные виноградники создают... Латвия международные конференции по винограду проводит…

 « Я  есть виноградная лоза, а Отец мой – виноградарь. И всякую лозу, не приносящую плода, Он отсекает».

Русское поле... я твой тонкий колосок… Здесь отсекать пока нечего. Есть сорта, знания, понимающие люди. Нет виноградников, соразмерных Русской равнине. Нет необходимых оборотных средств. Нет  самой земли, свободной от чьей-то собственности.  У кого все это есть, про виноград не думает. Думает поколение, которому уже мало что нужно. Оно прошло коллективизацию, войну, «светлое будущее»… вот оно пока и думает о многом. В том числе о Великом Виноградном Пути для России. Где и как он пройдет, это поколение предполагает, но душа болит за тех, кто  идет  сегодня. Пока еще  есть возможность что-то подсказать….

Когда еду в сторону Волгограда невольно отыскиваю взглядом места, где могли бы раскинуться виноградники. Таких мест много. Фактически все правое и левое побережье Волги от Саратова до Волгограда, включая Красноармейск, Камышин… И  обратно до Хвалынска и Духовницкого района. Если иметь в виду лишь километровую полоску вдоль Волги, то в размерах Саратовской области это более 200тыс. га, а если принять в расчет малые районные реки, наберется более 1млн.га. Резерв астрономический, сравнимый с Францией, Германией. В одной области… Господи, какая огромная страна! Однако потише, потише… Чтобы освоить даже эту территорию, ни монахи, ни римляне не нужны. Не нужен даже кредит. На желание, не ограниченное временем, никаких кредитов не хватит… Это не бизнес - проекты. Это человеческая жизнь из поколения в поколение….

Когда полвека назад я видел метровые траншеи, в которые приятель моего отца укладывал  зимующий виноград, я думал, что же в нем, в этом удивительном растении, такое, чтобы так стараться? Столько вокруг всего... Яблони, груши, сливы, вишня, смородина, малина, крыжовник…

Воспоминания детства не отпускают никогда. Через полвека, снова зайдя на знакомый двор, увидел пару гнилых пеньков, чахлую вишенку и… серую от пыли траву. Невысокий штакетник оплетала серая лоза, условно загораживая двор от пролетавших мимо машин. И это была ее последняя функция. Новые люди купили дом, но не традиции.

Конечно, в калейдоскопе  социальных экспериментов и перевалочных баз трудно устоять традициям. Но жизнь неудержима, и народ делает свое дело даже  тогда, когда делать нечего. Правда,  результаты разные. Одни, как в Лаво, другие, как на Волге.

Минор не лучший стимул для творчества, поэтому заглянем в историю, но в другую, виноградную.

Она показывает, виноград  сегодня встретишь почти на любом садовом участке. Урожай гарантирован, как урожай земляники, моркови, петрушки…  Есть сорта, которые успешно плодят даже после сорокаградусной зимы. Виноград обеспечивает урожай, когда яблони, вишни, сливы… после крутых зим, отдыхают по несколько лет подряд. Многим любителям новая культура настолько понравилась, что из-за недостатка земли стали убирать традиционные сливы, вишни… Это, конечно, перехлест. Но один из дачников так эмоционально комментировал свое увлечение виноградом. «Он мне хоть нервы успокаивает, когда насмерть застращают свинным гриппом… Зимой воткнул черенок дома в горшок, через пару недель гляжу на зеленые побеги и… весну чувствую... Виноград может все, если ты про него не забыл…».

Один из опаснейших врагов винограда  – филлоксера, уничтожив миллионы гектаров европейских виноградников, свою задачу, тем не менее, не выполнила. Виноградники, вопреки ей, уцелели. Где-то шла масштабная гибридизация с участием американских видов, устойчивых к филлоксере. Где-то, как в Лаво, виноградники сохранились в своем первозданном виде. Жизнь побеждает без скидок на трагические  проценты.

Еще в Советском Союзе появились сорта винограда с комплексной устойчивостью к заболеваниям. Легендарный Восторг дал жизнь бесчисленному семейству самых разных форм, что пробудило заметную активность садоводов - любителей. А когда карманы стали пусты и нищий народ вышел на улицы  со своим ремеслом, процесс стал лавинообразным. Садовод любитель начал сажать все, что съедобно, все, что  радует глаз и душу…  Фактически возник огромный рынок, до конца не изученный, и даже не понятный, но по масштабу сравнимый с табаком, алкоголем  и прочей  веселой продукцией.

Парадоксально, но крупные производители посадочного материала проблему решают отчасти. Масштабное  производство всегда грешит некачественным товаром, и  покупатель от него отворачивается, предпочитая проверенных бабушек и дедушек, чью продукцию можно увидеть и попробовать живьем. Красота и качество в понятие «много и сразу» не укладывается, как бы ее туда ни запихивали.

Из сотен столовых сортов, успешных на любительских участках в условиях Саратовской области, можно рекомендовать для промышленных виноградников лишь несколько: Восторг овальный, Новый подарок Запорожью, Памяти Негруля, отчасти Феномен… Из местных Вишневый С, Краски осени. Есть и другие сорта, но уже с оговорками. Маловато? Да. Но если вспомнить Швецарию, где сотни лет выращивают два сорта! То как бы уже и много. Все относительно.

И опять же почти праздный вопрос, с какой целью выращивать? На базар, на соки, вино, или просто покушать? Виноград, как и люди, разный. На разных почвах один и тот же сорт ведет себя по-разному. Кому нужна щебенка и песок. А кому - жирная плодородная земля, иначе урожая не будет…

Так, амурские формы Потапенко, перенося без ущерба сорокаградусные зимы, дают гигантский по европейским меркам урожай. 10-20кг с погонного метра против  одного европейского килограмма. Читатель уже ощущает эмоциональную оценку автора статьи. Но килограммы - ни хорошо, ни плохо. Большой урожай, если он качественный, хорош для соков, варенья, джемов и т.п. Великие вина при большом урожае не могут быть по определению. Поэтому виноградник сразу должен быть спроектирован функционально. С определенной целью.

Для соков и высококачественного домашнего вина подойдут Дружба крупноплодная, Цветочный, Северный плечистик, Мариновский, Таежный, Левокумский устойчивый, Аметистовывй Неретинский, Новый русский, Амурский прорыв ( Один), Триумф… Начинающему любителю эти названия мало что говорят. Но даже из этих строк видно: сортов винограда, способных заполнить нашу землю, видимо - невидимо. Процесс идет и его не остановить. По крайней мере, на любительском уровне.

Промышленный виноградник.  А нужен ли он? Масштабные мероприятия портят любой продукт.  Это другое - нежели масштабное мышление. Задумать виноградник на восьмой части всей суши – такое только русскому человеку в голову придет. Поэтому на нас можно положиться. Наши садоводы – любители не будут выращивать, что несъедобно или плохо растет, себе дороже. И нам, к счастью, пока еще можно ориентироваться на стихийного российского дачника. Убери его со сцены и не то, что демократии, страны не станет.  Ни великой, ни картофельно - петрушечной…

Мегаполисные многоэтажки  родили дачки из магазинных ящиков. Народ не может сидеть без дела.… У него со времен древних римлян сохранились не …модифицированное мышление, как и семена, те, которыми пользовались еще дедушки и бабушки. В Госреестре этих сортов нет. Их никто не патентует. Но эти безупречно съедобные «картошка – маркошка» и градостойкие огурцы-помидоры легко справляются с  продовольственными задачами любой области...

В село Зверево Лукояновского района Нижегородской области мы с приятелем приехали в середине дня. Это в десятке километров от Пушкинского Болдино. Владелец местного садового питомника Владимир Александрович Шиблев одним из первых в России высадил амурские формы Потапенко. Климат здесь опять же не виноградный. Соблазнился морозостойкими формами. Первый гектар показал, при сумме активных температур (САТ) в  2000 С Амурский Прорыв (№7) дает такое вино, что у местных  дегустаторов поднимаются брови. «И что еще нужно? - задает Шиблев сам себе традиционный русский вопрос. – Все есть. Потапенко решил поставленную задачу. Наша – удержать сделанное».

- Конечно, все это надо патентовать. Вносить в Госреестр, - убеждает Шиблев. – Процесс должен быть двусторонним. Недавно у меня состоялся традиционный разговор  с одним из инспекторов Госсорткомиссии. Она говорит: вы фактически торгуете контрафактной продукцией.  Я этого и не отрицаю, говорю. Значит, вас надо штрафовать. Штрафуйте. А вы продолжите торговать, говорит она. Продолжу, говорю, если будут покупатели. Но вы понимаете, что нарушаете закон. Понимаю.

Пошли с ней дальше по питомнику. Я ее специально повел на свое гибридное поле малины. У меня есть формы с красивой крупной ягодой до 20г, да еще великолепного вкуса. Форма работает уже несколько лет, ее охотно берут все, кто понимает толк в малине.

Инспектор увидела. Ой, что это!? Малина. Вижу, что малина. Откуда? Да вот посеяли гибридные семена и вылезла… Попробовать можно? Пробуйте. Съела и сразу – хочу такую. Берите. А  можно? А почему, нельзя. Берите. Она, только  контрафактная. В Госреестре ее нет.

- Сделала вид, что не услышала. Но малину взяла.

- А что с виноградом?- интересуюсь  темой.

- С ним ничего. Рассаживать надо. Распространять.

- А проблемы у амурского винограда есть? Вы с ними раньше всех начали работать. Может, недостатки какие, вкус не тот?..

- Проблемы есть. Материала не хватает. Предложение отстает от спроса. Все остальное устраивает.

- Владимир Александрович, как на ваш взгляд, почему до сих пор нет промышленных виноградников в Центральной России?

- Был бы материал, будут  и виноградники.

- Но вы же как бы размножаете. Это ваш бизнес. Сколько сделаете, столько и продадите.

- Во-первых, у меня тоже ограниченные возможности. А во-вторых,  интересуются многие, но до дела доходит не у всех. Народ стал осторожнее. Слишком много революций, перестроек, и прочих МММ… Лет сорок назад в наших местах даже яблони и груши были в диковинку. Страна сидела, воевала, опять сидела, слушала сказку про светлого бычка… Так что, похоже, мы  в стадии переходного запрягания…

- Но ведь страна – это мы с вами. Вы свою лошадь запрягли. А где другие?

- Другие следом идут... Приедут, посмотрят, вот как вы. Увидят, что процесс идет, и начинают сажать виноград, персики, ананасы… Лишь бы какие-нибудь реформы не помешали. Единые европейские, например. Когда они начнутся – тогда все и закончится. Растения - не самолет. В каждой стране свои традиционные источники питания. Убери их  - страна другая…

            - Так может, не нужен нам виноград, персики и т.п? У нас есть картофель, капуста, морковь, репа, тыква… Зерно наконец, что там еще?..

            - У нас многое чего есть. Но поскольку экспериментальный полигон у нас самый  большой, почему бы не виноград, если есть подходящий сорт для нашей местности. Не надо путать огурцы с опилками… Есть вещи съедобные, натуральные, а есть условно съедобные, когда другого больше ничего нет. Чрезвычайная  ситуация  и будничная - разные вещи.

            - Кстати, а что скажете о геномодифицированных продуктах.

            - Всякий живет в своем мире. Кто в натуральном, кто в виртуальном…

            - Вы - демократ?

            - Я диктатор. Отбираю самое вкусное, полезное  и красивое.

            - Вы – верующий диктатор или – пантеист? Это те, кто ближе к природе.

            - Я верующий в природу, но в ней верю лишь в то, на что указывает мне Бог.

            - Сложно.

            - Зато доступно.

            - С Чугуевым в контакте?

            - Да, приезжал, купил у меня десять тысяч амурских сеянцев…

            - Результат есть?

            - Кажется, есть. Приглашал осенью к себе, обещал что-то показать…

            Осень 2009 удивительная. Такой погоды, солнечно - теплой, вплоть до декабря, не помнит ни один саратовский старожил. Меня снова тянет в Оленье. Интернет не заменит живого общения. Поэтому предпочитаю все видеть вживую… К тому же интернет Потапенко – пишущая машинка. Тему  додумываю уже в автобусе, по дороге на Волгоград. За окном те же пустующие поля. И взгляд, как и год, и пять назад, конструирует виноградные опоры. Стройные ряды шпалер на волжских склонах… Да, посадить виноград можно. Но время и традиции –  две союзницы, которые не ходят одна без другой. Впрочем, есть пример Новой Зеландии, которая за двадцать лет стала крупнейшим экспортером вина на американском континенте! Правил без исключения не бывает.

            Проселочная дорога к дому Потапенко. Разглядываю соседние заборы. Увы, они голы, как осенние деревья. Традиции сохраняют постоянство в любом направлении. Но виноградная лоза обжила только один забор, тот, к которому  направляюсь.

            Александр Иванович, худенький, невысокий, с палочкой, неровным шагом устремляется навстречу.

            - Вот, координация движений уже не та… Что скажете про нынешнюю осень?

            - Великолепная осень. Вызреет любая лоза. Даже перегруженная урожаем. Как он у вас в этом году?

            - Пойдемте. Сейчас все сами увидите…

            Медленно переходим с одного участка на другой. Две собаки сопровождают каждый шаг.

            - Мои верные спутницы.  Куда я, туда они… Ну, ладно, идите погуляйте…- собаки сразу  остановились, как по команде , по другую сторону забора.

            Я оборачиваюсь и натыкаюсь на черную стену. Амурский прорыв. Я наблюдаю здесь этот сорт пять лет. Но черную стену винограда вижу впервые. Листва успела облететь и висящие вплотную друг к другу крупные до килограмма кисти по всей длине шпалеры высотой в мой рост производят странное впечатление. Земля здесь бедная, песок, редкая щебенка… Пробую ягоды. Необыкновенно сладкие с легкой кислинкой… На кусту минимум сто килограммов…

            Александр Иванович поглядывает на меня, словно впитывая мою реакцию и все мои ощущения. Улыбка на лице, показывает:  он удовлетворен. И тут же словно спорит сам с собой:

            - В Европе технические сорта винограда, идущие на вино, ограничивают в плодоношении. В Австрии принят специальный закон – не больше одного килограмма на куст! Большой урожай и хорошее вино одновременно не бывают. Великие вина – раритет, как и любой другой…

« Ну что ж, - думаю про себя, - ограниченный урожай - это не отсутствие урожая. Убрать лишнее проще, чем вырастить недостающее».

            -  У нас появились белоплодные формы…, увлеченно продолжает Александр Иванович. - Амурский виноград формируется, как самостоятельный вид. Русский зимостойкий виноград. Выращивай его на шпалере, на любой другой опоре безо всякого укрытия. Без химических обработок, в которых он не нуждается. -40С для этого  винограда, как и для Русской равнины – это уже проходной балл. Сажай, собирай урожай, делай соки, джемы, изюм, вино, варенье…

            - Александр Иванович, перебиваю его. - Я звонил на днях в Смоленск Чугуеву Юрию Михайловичу, у него тоже белоплодная форма появилась. Сеянец первого года плодоношения. Он его в теплице выделил. Сахаронакопление 21,4%.  А ведь у них, как и в Германии, сахар выше 17% никогда не поднимался. Он ему и имя уже дал.

            - Какое же?

            - Золотой Потапенко.

            - Ну, хорошо. Амурский готов к любым модификациям… Вы мне скажите, что происходит с погодой?..

            - С погодой?! Погода реагирует на нас, на наши мысли, настроение, на все то, что мы с нею творим… - я цитировал Его мысли, с которыми был знаком и которые давно стали моими. – Живое реагирует на живое – все закономерно…

            - Вот-вот, а почему ученые этого не понимают?

            - Ученые понимают, но они выполняют заказ. Чтобы стать свободных художником, как вы, надо быть или богатым, или пенсионером.

            - Скорее последнее. Богатый еще более несвободен.

            Я не возражал. Благодаря Потапенко, я давно понял,  новое можно узнать, только слушая… Его книги «Биорегуляция растений», «Старожил земли русской», «Виноград на Волге и Дону», «Русь и Хазария», «Русский зимостойкий виноград», «Тело и дух – загадочный тандем материи»  помогли увидеть виноградную культуру  не только как растение, а как живой организм, со всеми вытекающими из него историко-географическими и социально-философскими   обобщениями…

            Смотрю на бегущее время. До автобуса час. Потапенко перехватывает мой взгляд и без слов идет в дом. Выходит с книгой. «Климат и тайна двух биосфер», читаю название. Слава Богу наконец-то вышла. Открываю первую страницу и читаю написанное его стремительным подчерком                   « Первому дорогому единомышленнику во всей Вселенной»… «Господи, подумалось, как  бесконечно одинок этот человек в своем титаническом стремлении увидеть Россию виноградной державой»…

            В автобусном окне Саратов вынырнул, как всегда неожиданно, после одного из холмов, на котором я не раз «сажал» свой виноград… Уже по дороге в редакцию «Новые времена» я вдруг сообразил, что надо прихватить бутылку вина из амурского винограда. Рассказывать о первом русском винограде, а тем более об авторе, имея под рукой весомый аргумент, что может быть лучше. К тому же сегодня День Печати… Повод двойной.

            В редакции вино  продегустировали, и я вдруг услышал  разговор двух беседующих журналисток. «Совсем как чилийское»… Да нет, хотелось мне им возразить, это вино - другое. Оно много лучше. И оно наше. Бороться с алкоголем надо именно хорошим вином, а не запретом. Хорошее вытесняет плохое. Но потом подумал, было бы с чем сравнить. К тому же, чилийское вино оказалось лучшим, что журналистки когда-то пробовали…

 

Все публикации

Новости Все новости

Ближайшие события Все события