В. Корочкин, " От кого нужно защищать "среду обитания"?

23 Августа 2012 г.

Владислав Леонтьевич Корочкин, президент Евразийского Союза Семеноводов, вице-президент ОПОРЫ РОССИИ

ОТ КОГО НУЖНО ЗАЩИЩАТЬ «СРЕДУ ОБИТАНИЯ»?

Начиная с марта 2004 года, в ходе тщательного системного анализа целой дюжиной рабочих групп многочисленных государственных функций, после продолжительных и очень горячих дискуссий на заседаниях Правительственной комиссии по проведению административной реформы почти 3.000 функций, исполнявшихся органами власти, были признаны избыточными. Вред, наносимый российской экономике реализацией этих функций, многократно превосходил пользу, пусть иногда и существенную, от такой реализации.

Одной из таких функций оказалась процедура допуска сортов растений и пород животных к использованию на основании государственных испытаний на так называемую «хозяйственную полезность». Правительственная комиссия однозначно признала целесообразность замены сложной и совершенно бесполезной разрешительной системы регистрации неохраняемых селекционных достижений «стандартной функцией охраны интеллектуальной собственности» (протокол от 15 апреля 2004 года № 4). Это решение до настоящего времени полностью сохраняет силу. Более того, несмотря на разнообразные попытки агрочиновников обосновать необходимость (для них) ее сначала сохранения, а теперь уже восстановления, это решение по разным поводам добрый десяток раз было подтверждено самой Правительственной комиссией и дважды – Постановлениями Правительства.

В течение нескольких лет исполнение решения саботировалось под предлогом необходимости его согласования с готовившимся проектом четвертой части Гражданского Кодекса РФ, который был призван урегулировать все вопросы, связанные с правами на результаты творческой деятельности, в том числе и селекционной. В 2006 году четвертая часть ГК была принята и с 1 января 2008 года вступила в силу. Первый «железный» аргумент для неисполнения принятых решений был утрачен. Полгода спустя была полностью упразднена государственная функция «надзора за использованием селекционных достижений». С тех пор каких-либо содержательных аргументов, обосновывающих необходимость расходования государственных средств на поддержание откровенно бессмысленной для экономики – далее мы покажем, почему – функции так и не появилось. А это значит, что для того, чтобы сохранить свои должности и привилегии, связанные с «разрешительной» активностью, осталось одно-единственное средство – запугать. Убедить всех в существовании «угрозы безопасности», в неизбежности масштабного ущемления прав потребителей и в неминуемой гибели российского сельского хозяйства.

Именно таким образом появился сюжет о семенах и саженцах в «Среде обитания…».

Кто и как его делал, кто и с кем советовался – остается пока за кадром. Но и характер информации, и стиль ее подачи заставляют думать, что это заказ…

Начнем с того, что на всю страну дважды было показано, как уважаемый федеральный орган исполнительной власти грубо нарушает федеральное законодательство. Нам неизвестно, кто в съемочной группе решил проконтролировать взаимоотношения розничных потребителей и продавцов почему-то с участием Россельхознадзора. У которого начисто отсутствует функция надзора не только в области семеноводства, но и в любой розничной торговле как таковой. Его функция – обеспечение безопасности, фитосанитарной и ветеринарной. Для защиты прав потребителей в России существует специальная служба – Роспотребнадзор, проверять качество любого товара в рознице она умеет уж точно не хуже, чем кто угодно другой. Кто и когда уполномочил инспектора Россельхознадзора попытаться «влезть» в розничный магазин – неясно. По крайней мере, по состоянию на даты выхода сюжета действовало Постановление Правительства № 327, в котором все, что связано с семеноводством и розничной торговлей, из полномочий Россельхознадзора было исключено. Рискнем предположить, что именно это настолько не понравилось тем, кто много лет кормился от проверок документов у розничных продавцов, что ОНИ решили закатить на всю страну истерику на тему бедных бабушек, которых обманывают все кому не лень. Словно, реализуя эту функцию полтора десятка лет, государственные инспектора кого-нибудь когда-нибудь хоть как-то от чего-нибудь защитили...

Весьма показателен эпизод, в котором инспектор Федеральной службы демонстрирует полную неспособность отличить товарный знак от названия сорта. На протяжении восьми лет, в течение которых серия семян «Кольчуга» (семена в специальных четырехслойном пакете со слоем металла, обеспечивающим лучшую защиту семян от влаги и света) реализовывалась на рынке общим тиражом более 100 млн. пакетов, это первый случай такого непонимания… По всей видимости, потребителю все ясно. А вот инспектор разобраться не сумел. Даже не пытался.

Так что же такое тот самый «Госреестр», которым авторы (???) сюжета так упорно тыкали в глаза телезрителям и который должен был быть отменен еще в 2004 году?

Тут надо заняться небольшим ликбезом.

Дело в том, что на самом деле существуют два реестра. И ФГУ «Госсорткомиссия» постоянно пытается все запутать так, чтобы никто ничего не понял, но обязательно испугался.

Первый Госреестр – это перечень запатентованных (охраняемых) селекционных достижений. То есть тех, для которых автор решил попросить у государства правовую охрану, заплатив за это довольно большую пошлину. За поддержание патента уплачивается ежегодный сбор, который в соответствии с общепринятой мировой патентной практикой год от года возрастает. Это и есть та «стандартная функция охраны интеллектуальной собственности», которой и должна была быть заменена функция ведения госреестра. Несложно понять, что столь затратное решение принимает сам автор и делается все это в его, автора, интересах. Поэтому именно селекционер больше, чем кто-либо, заинтересован в точности описания того, что он за свои кровные деньги хочет запатентовать. Не говоря уже о том, что именно автор лучше всех знает, что же именно он создал.

Что утверждают представители Госкомиссии? Как ни странно, но если следовать их логике, они уверены, что селекционер – или полный идиот, или, во всяком случае, ничего не понимает в селекции растений. И сам описать то, что он просит запатентовать, не в состоянии. И поэтому они должны три года за, как говорил, кажется, Михаил Жванецкий, «очень дополнительные деньги», на государственных сортоучастках, платя зарплаты своим сотрудникам, проверить сей психиатрический диагноз, дабы избавить автора от грубых финансовых ошибок. И не дать ему просто так, из лучших побуждений заплатить государству кругленькую сумму за выдачу и поддержание своего патента… По всей видимости, такая благотворительность в пользу бюджета у нас кем-то запрещена… Почему благотворительность? Просто потому, что если в авторском описании выявится хоть какая-то серьезная, значимая неточность, «селекционное достижение» окажется неохраноспособным и вся работа автора и все его деньги будут потрачены напрасно…

Зачем все-таки проводить за государственный счет (конечно, за государственный! Ведь госпошлина-то будет уплачена в любом случае, она должна была бы стать чистым доходом федерального бюджета) такие ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ испытания, за 7 лет никто объяснить так и не смог. По крайней мере, аргументированно. Тем более что описать то, что выросло из семян за небольшую плату можно где угодно! Есть десятки коммерческих организаций которые сделают это на «раз-два». Поэтому рискнем предположить, что основной их целью является стремление СОХРАНИТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРАКТИЧЕСКИ БЕСКОНТРОЛЬНО распоряжаться собственностью почти более чем двухсот сортоиспытательных участков и расположенной на них недвижимостью.

И когда опасность осознания полной бессмысленности ведения функции стала особенно острой, испугавшись возможных потерь и связанных с ними ревизий того, что на всех этих участках творится последние 15 лет, делается очередная попытка внушить обществу, не слишком разбирающемуся в деталях предмета спора, что без разрешения чиновника некоего ФГУ сорт существовать не может.

Интересно? Со вторым Госреестром еще интересней! Второй реестр предполагает столь же тупую процедуру проверки всего и вся на «хозяйственную полезность». Что сие такое есть в условиях рынка, то есть совокупности взаимоотношений между здравомыслящими хозяйствующими субъектами, которые каждое решение принимают самостоятельно, на свой страх и риск, и в договоры между которыми никто согласно Конституции вмешиваться не может, науке (настоящей, не «лже-») неизвестно… Тем не менее, процесс оценки «хозяйственной полезности» каждого сорта растений, от незабудки до огурца с новым «ароматом», активно идет… Как обычно, чиновники при деле. Есть что подписывать и разрешать.

А «самый огромный кошачий секрет» Госреестра вовсе не в том, что сорта попадают в него по итогам испытаний на хозяйственную полезность. Секрет в том, что эти испытания традиционно именуются «государственными», а их результат, то есть само попадание в реестр – «допуском к использованию».

Как утверждает Wikipedia.org, в составе отделения растениеводства Российской академии сельскохозяйственных наук «56 НИИ, в т.ч. 43 селекционных». Все они, осваивая бюджетное финансирование, выводят новые сорта и гибриды. Не будь Госреестра, как бы ставился и решался вопрос о степени эффективности расходования государственных средств? На общих основаниях? То есть по договоров о коммерческом использовании «новинок» и количеству лицензионных договоров на их производство? Не смешите... Ведь сейчас так удобно написать в отчете (в тысячах отчетов!): «сорт прошел государственные испытания и допущен к использованию в Российской Федерации». Ведь это аж Государственная Комиссия Российской Федерации По Испытанию И Охране Селекционных Достижений подтвердила хозяйственную полезность нового сорта. Красиво! И даже как-то неудобно спрашивать, какое мнение на этот счет сложилось на рынке. Востребован ли сорт, покупают ли его потребители, есть ли желающие приобрести лицензию на производство семян? Имело ли смысл тратить федеральные деньги и куда смотрит Счетная палата?

В заключение хочется кое о чем напомнить уважаемым авторам передачи. А заодно рассказать и зрителям.

Борьба с контрафактом, с мошенничеством, с подделкой наименований и обманом потребителей ничего общего с созданием сортов и тем более со всякими реестрами не имеет. Точнее, имеет в том случае, если считать Реестр лишь одним из возможных источников информации о сорте. Почему описания сортов в каталоге ВИР им. С.И.Вавилова нужно считать менее пригодными для информирования потребителей? Почему описания сортов на сайте любой селекционной компании нельзя считать частью «реестра», «сортовых ресурсов Российской Федерации»? Почему для целей правовой охраны нового сорта можно и нужно привлекать не только официальные каталоги, но и справочный фонд, и описания в публикациях (ст. 1413 ГК РФ), а для навязывания целой стране своего мнения о «хозяйственной полезности» обязательно необходим Госреестр («Каталог сортов Российской Федерации»)? Закон о защите прав потребителей достаточно четко и подробно определяет требования к информированию, невведению потребителя в заблуждение. И если кто-то его в это заблуждение вводит – это вопрос не Россельхознадзора и не Госсреестра. Это вопрос для Уголовного кодекса, Кодекса об административных правонарушениях и действующего Закона о защите прав потребителей. Которые во всех – во всех! – других сегментах потребительского рынка превосходно работают без всяких бюрократов от Госсреестров, Россельхознадзора и Федерального закона «О семеноводстве».

Как представляется, все это делается лишь для того, чтобы отсрочить создание нормальной, эффективно работающей системы надзора за рынком. Которая предполагает систематический выборочный контроль за продукцией, предлагаемой покупателям, выяснение ее реальных потребительских качеств и сопоставления их с теми обещаниями, которые доводятся до потребителя в рекламной или сопроводительной информации. При том обязательном условии, что за расхождение указанных в декларации свойств реальности применяются достаточно строгие санкции.

Сама мысль о том, что именно упаковка с нанесенной на нее всей необходимой потребителю информации, включая принадлежащий производителю товарный знак, и будет являться документом, декларирующим соответствие товара, вводит наших чиновников в состояние, близкое к гипнотическому трансу. И это, в принципе, понятно. Они хотят продавать «бумажки» и контролировать наличие этих бумажек. Проверять лишь сам факт того, что все, кто есть на рынке, уплатили им, дармоедам, положенную мзду. Теперь же получается, что надо будет РАБОТАТЬ, наконец-то приносить обществу реальную, а не выдуманную пользу. Защищать страну от действительных угроз, а не от тех страшилок, которые с таким удовольствием рассказывают своим зрителям некоторые телевизионные передачи…

Статья опубликована в журнале "Настоящий хозяин" www.ncsemena.ru/read/index.php?ELEMENT_ID=71081

Все публикации

Новости Все новости

Ближайшие события Все события