Сайт находится в разработке.
Если Вы нашли ошибку выделите текст и нажмите ctrl + enter.

О стратегии развития отрасли и АППМ в 2017 году (Информация к размышлению)

13 Марта 2017 г.

Качалкин Михаил Витальевич, канд. с.-х. наук, директор ООО «Опытно-селекционный питомник», Тульская обл., Председатель Правления АППМ

 

Большинство питомников, 10 лет назад пришедших в нашу Ассоциацию, уже выросли до вполне крупных и самодостаточных организаций. Этот период мы охарактеризуем как период активного роста рынка. Для успешных питомников, которые «поймали» волну роста рынка, это было время накопления первичного капитала. Многим удалось тогда на собственные заработанные деньги сформировать, хотя бы вчерне, инфраструктуру для стабильного производства: ограждение территории, систему водоснабжения, внутрихозяйственные дороги и хозяйственные постройки, технику, культивационные сооружения, холодильники, склады для хранения готовой продукции и т.д. Сейчас эти предприятия уже в состоянии работать на меньшей норме прибыли и готовы к более жёсткой конкурентной борьбе. Но основная масса питомников ещё находится в стадии формирования первичной инфраструктуры, а значит, им нужны дополнительные средства для выстраивания конкурентоспособного производства. Смогут ли они их заработать?

Что же нас ждёт в ближайшем будущем?

Если ориентироваться на прогнозы развития российской экономики, то в перспективе ситуация на рынке посадочного материала изменится, в первую очередь, из-за снижения покупательной способности населения. По всей вероятности, на рынке обозначится стагнация. Обострится конкуренция. С учётом этих условий и будет строиться деятельность большинства питомников.

Обострение конкурентной борьбы

Хотя мы и прогнозируем рост рынка в целом, но доля каждого его участника будет снижаться. Конечно, отдельные питомники за счёт низких цен и хорошего качества посадочного материала смогут расширить продажи, но общая тенденция ухудшения состояния рынка будет ощущаться большинством производителей. Основные причины — это переизбыток посадочного материала вследствие появления новых питомников и роста производства в уже существующих, значительный рост приусадебного питомниководства и, по-прежнему, рост импорта. Импорт — это «сладкий пирожок», который был сначала доступен избранным питомникам, теперь его с успехом «кушают» все: и питомники, и озеленители, и интернет-магазины, которые часто позиционируют себя как питомники. То, что сейчас по-прежнему велика доля импорта, свидетельствует о слабости наших производителей и о качестве западноевропейской продукции. И если совсем недавно мы конкурировали с Европой только на поле декоративных растений, то теперь конкуренция расширилась на плодовые и ягодные. Посмотрите, Интернет буквально заполнен иностранными названиями сортов, среди которых много откровенных подделок! Вьющаяся земляника, гибриды малины и земляники, колонновидные черешни, сливы, груши, абрикосы… Наряду со «сказочными» подделками на рынок проникают сербские и бельгийские плодовые саженцы, причём в рекламных каталогах торгующих компаний встречаются сорта, в том числе российские, давно уже признанные неперспективными (например, сорта яблони Арбат, Медок. Или груши Найт Верт, незимостойкой даже на юге России, да и плоды у неё посредственного качества). Использование этих сортов в рекламе — свидетельство непрофессионализма продавцов и наивно надеяться, что в их ассортименте будет что-то ценное. И мы, профессионалы, не понимаем, как будут вести себя в наших условиях такие растения, если даже многие белорусские сорта яблони, черешни или сливы недостаточно зимостойки в условиях Московской области. Больше того, некоторые российские питомники продвигают в Центральной России хурму, гранат, персик, кизил и другую экзотику, часто сорта южного ассортимента. И получается, что сами питомники насыщают рынок сортами, непригодными для выращивания. А экспансия земляники «фриго»! За последние 10 лет в нашу страну завезено не менее сотни сортов в виде «фриго». Но соответствуют ли они нашим природным условиям? Где они испытаны? В основном это промышленные сорта, которые выращивают с использованием широкого спектра пестицидов. А у нас это любительская культура, которой занимаются преимущественно садоводы-любители. На их участках фактически нет севооборота, зато есть застой воздуха, высокий инфекционный фон и полное отсутствие обработок от болезней химическими препаратами! Вот и оказывается, что у садоводов-любителей большинство импортных сортов сильно повреждаются корневыми гнилями, антракнозом, пятнистостями листьев. То есть, для любительского садоводства на первый план выходит устойчивость сорта к болезням. А это значит, что 90% импортных сортов оказываются малопригодными для выращивания на участках наших садоводов. Однако их всё равно покупают, и рынок для отечественных саженцев сужается. Отчётливо понимая, что рост рынка сбыта нашей продукции — это основная движущая сила нашего развития, мы не только вынуждены бороться за наш рынок сбыта, но и должны озаботиться его расширением.

Расширение и защита рынка

На этом этапе важно определиться, из каких частей (сегментов) состоит рынок сбыта.

Первым по значимости для большинства питомников является любительский рынок. До настоящего времени 95% произведённого посадочного материала потреблялось садоводами — владельцами небольших участков, которые выращивают продукцию для своих нужд. Мы довольно хорошо знаем этот сегмент и до сих пор в основном на него и ориентируемся. Между тем, существуют другие крупные потенциальные потребители нашей продукции.

Вторым сегментом рынка являются производители плодов и ягод. Прежде всего это хозяйства, закладывающие промышленные (товарные сады) и ягодники. К сожалению, они практически не покупают посадочный материал в наших питомниках, а предпочитают приобретать его в Западной Европе. Специалисты, которые лоббируют такой подход с молчаливого согласия Министерства сельского хозяйства, объясняют его низким качеством посадочного материала в наших питомниках. Во многом это действительно так. Мы никак не можем наладить производство оздоровлённого посадочного материала, для этого нам необходимо всего лишь небольшое дополнительное финансирование. А главное, гарантированный спрос! Но, похоже гарантии выдают не нашим, а западноевропейским питомникам. Кроме того, в понятие качества саженцев входят и биологические особенности сор тов. Мы никак не можем согласиться с тем, что саженцы незимостойких сортов, которые завозят из Европы, считаются качественными! Но получается, что выделяемые государственные субсидии на закладку в России плодовых насаждений прямиком направляются на поддержку производства саженцев в Западной Европе.

Третьим (а возможно, и вторым по значимости) объектом потребления продукции наших питомников может стать городское озеленение, но предприятия по озеленению фактически игнорируют отечественные питомники и так же, как плодоводы, закупают посадочный материал в Европе или, хуже того, в окрестных лесах. В свете последних решений правительства о выделении значительных средств на благоустройство городов необходимо развернуть работу по расширению нашей доли в этом сегменте рынка. Справедливости ради следует отметить, что такая работа активно ведётся несколькими питомниками в рамках фестиваля «Сады и люди», и мы можем это только приветствовать.

Четвёртый сегмент рынка посадочного материала — это возобновление лесов. Потребность в качественном посадочном материале ощущается довольно остро, но нет ясности в масштабах и планах работ по лесовосстановлению. Государственные структуры, которые занимаются этими вопросами, похоже, не знают о наших возможностях. Очевидно, что производство саженцев в лесных питомниках фактически разрушено и на его восстановление уйдут значительные средства и время. Для государства гораздо выгоднее использовать мощности существующих питомников из состава АППМ.

Таким образом, одним из главных направлений в работе АППМ должно стать решение проблем, связанных с расширением рынка сбыта и защитой его от недобросовестной конкуренции. Конкретный перечень вопросов, которые мы в состоянии решить, должен быть обсуждён как на общем собрании АППМ, так и на конференции.

Повышение статуса АППМ

Это также должно быть одним из главных направлений деятельности АППМ. Пора уже рассмотреть вопрос об учреждении своего печатного органа. Только через него мы сможем обсуждать и решать проблемы, связанные с развитием российского питомниководства. Считаю, что назрела необходимость выпуска своего журнала («Вестник АППМ»), возможно, пока два раза в год. Скептики наверняка скажут: вот, опять затраты! Напомню, что ещё три года назад это предложение по разным причинам однозначно отвергалось, но сейчас явно ощущается необходимость консолидации интересов АППМ. А это возможно в том числе и через свой журнал. Кроме того, интерес рекламодателей и участников выставок отчётливо показывает, что журнал может быть по крайней мере самоокупаемым проектом, который не потребует дополнительных затрат со стороны членов АППМ. Почему бы не попробовать, ведь не так давно мы учреждали фестиваль «Сады и люди», а теперь это самостоятельная организация, которая работает на развитие «зелёной» отрасли. Причём она не требует от АППМ денег!

Какое предприятие считать российским питомником

Наверное, настала пора обсудить болезненные вопросы, которые в частных разговорах нам задают многие питомниководы. Какое предприятие считать питомником? Ни для кого не секрет, что некоторые компании, входящие в Ассоциацию, по сути являются не российскими питомниками, а филиалами европейских. Такие «питомники», рекламируя реализуемую продукцию, зачастую копируют прайс-листы западных компаний и рассылают их по электронной почте. Кстати, есть такие организации и в союзной нам Республике Беларусь.

Продавая посадочный материал из западных питомников, а часто это растения для доращивания, они впрямую конкурируют с российскими питомниками, производящими аналогичную продукцию. Существует много мнений на этот счёт. Это и хорошо, и плохо! Хорошо, потому что позволяет нашим питомникам быстро наладить производство огромного числа растений, которые ранее в готовом виде завозили из Европы. Такая маркетинговая схема (разделение труда) очень выгодна и продавцу юных растений, и покупателю. Плохо, потому что наш производитель превращается в выходное поле западного питомника, ибо такое разделение труда оставляет наукоёмкую составляющую производства западному питомнику, а российскому остаётся осваивать самые простые технологии по доращиванию.

Плохо ещё и потому, что питомник зачастую доращивает сорта, хорошо растущие в Европе, но не испытанные в России. Чтобы оправдать эту кооперацию, необходимо провести грамотное сортоиспытание многих сотен видов и сортов, создать демонстрационные площадки и т.д. Но это дорогостоящие мероприятия, их должен выполнять продавец растений и только тогда его можно будет причислить к питомникам. Не прибавляет авторитета АППМ и то, что по-прежнему значительное количество посадочного материала члены ассоциации закупают в Западной Европе. Обратите внимание, соответствующие органы, которые так или иначе контролируют завоз посадочного материала, в том числе чиновники Минсельхоза, хорошо осведомлены об этом и имеют в основном невысокое мнение о российских питомниках, считая многих из них банальными перекупщиками. Да, сладок «пирожок», никак мы не можем от него отказаться.

Снижению авторитета АППМ в немалой степени способствует деятельность других субъектов, работающих на рынке посадочного материала и позиционирующих себя питомниками. Общественное мнение таково: все, кто торгует саженцами, это питомники, да и многие из продавцов поддерживают это обывательское представление.

На наш взгляд, пора размежеваться, ведь продвигая и защищая нашу Ассоциацию в государственных органах, мы продвигаем и компании, которые питомниками не являются. Это интернет-магазины и садовые центры, которые торгуют в основном (на 95%) европейским товаром.

К сожалению, не способствует повышению уровня восприятия АППМ наличие в Ассоциации большого количества компаний, которые не являются питомниками. В настоящее время в составе Ассоциации 48 членов — партнёров питомников в различных сферах деятельности. Хорошо это или плохо? Зачем в Ассоциации питомников компании, которые не являются питомниками? Зачем компаниям, которые не являются питомниками, членство в Ассоциации питомников? Какие у нас общие интересы? Эти вопросы неизбежно возникают и будут возникать у участников Ассоциации и у сторонних наблюдателей! И эти вопросы надо обсуждать. Хотелось бы, чтобы все эти компании стали полноценными членами АППМ. Но! Вот посмотрите, идёт подготовка к конференции, у нас 48 бывших ассоциированных членов, ставших действительными. Кто-нибудь из них подумал, нужна ли какая-то помощь, надо ли выступить, написать статью или иным образом познакомить питомники с новинками, которые они хотят нам продавать? Или представить своё ноу-хау?

Это претензия к бывшим ассоциированным членам, а как же собственно питомники, насколько они активны? К глубокому сожалению, их активность по  сравнению с  прошлыми годами только снизилась. Большинство питомников со скрипом реагирует на информацию, которую рассылает дирекция. По-прежнему очень мало желающих оказать реальную помощь, написать полезную статью, сделать нормальный доклад, ещё как-то помочь в организации конференции или организовать в рамках АППМ семинар на интересную тему. Мне могут возразить, а как же Дни открытых дверей, ведь там активность довольно высокая. Но Дни открытых дверей нужны в большей мере самим питомникам для продвижения их посадочного материала.

Отношения с контролирующими и проверяющими органами

Одна из самых болезненных проблем. Прежде всего, мы вспоминаем, что эти государственные органы оформляют сертификаты качества и вводят карантинные ограничения. Здесь также не всё однозначно. Но, с другой стороны, мы не сможем без них бороться с недобросовестной конкуренцией и защищать наш рынок сбыта. Сюда следует добавить взаимоотношения с местными властями и местными разрешительными инспекциями: пожарной, экологической, архитектурной и прочими организациями, которые зачастую требуют невыполнимого. Наверное, пора АППМ приступить и к решению этих проблем.

Защита интеллектуальной собственности

Несомненно, это одно из важных направлений деятельности АППМ, которое позволит нам и статус свой поднять, и на рынке почувствовать себя более основательно. Начнём с селекции, где складывается тревожная ситуация. Не так давно, 10–20 лет назад, в стране работали с десяток НИИ и опытных станций, где сотни селекционеров занимались выведением новых сортов плодовых и ягодных культур. В каждой зоне садоводства от западных областей до Дальнего Востока выводили сорта, которые могли неплохо расти в конкретных климатических условиях. Питомниководы со стажем хорошо знают роль новинок садоводства в успешном развитии бизнеса.

Знакомство с селекционерами позволяло питомнику первым получить возможность размножения какой-то садовой новинки, а это было жизненно необходимо для успеха. А что сейчас? Поток новых сортов иссяк, превратился в ручеёк, который, похоже, скоро совсем пересохнет. Появление новых патогенов, утрата устойчивости старых сортов, огромные затраты на проведение защитных мероприятий — это мощные стимулы для развития плановой селекции. Но происходит всё наоборот, селекция в России умирает! Во всех странах государство финансирует селекционные программы. Но в условиях скудного финансирования российской селекции мы можем только надеяться на какой-то результат! Есть ещё небольшой источник получения новых сортов — частная селекция, которая чуть теплится в нашем отечестве. Но это скорее исключение из правил, когда 5–10 селекционеров на профессиональном или любительском уровне на свои средства занимаются выведением новых сортов плодовых, ягодных и декоративных культур. Некоторые из них уже вывели достойные сорта, но нет уверенности, что эти люди смогут получить за них достойное вознаграждение. Чтобы продолжалась и расширялась эта работа, мы все должны бережно и с уважением относиться к чужой интеллектуальной собственности. Поэтому считаем, что защита селекционеров и селекционных достижений — приоритетная задача. Что мы можем сделать в АППМ? Прежде всего, обязательно соблюдать закон, который требует заключения лицензионного договора на запатентованный сорт и оплаты по нему. Теоретически это приведёт к дополнительной оплате селекционерам и, возможно, стимулирует дальнейшую селекцию. На этот счёт скептики могут ответить, что из этих денег селекционеры не получат ничего и никакого стимулирования не произойдёт. Но конкретно селекционерам можно помочь и по-другому, например, отправить их в дом отдыха. Давайте посмотрим, какая сейчас ситуация с лицензированием по плодовым и ягодным культурам. Вот пример ВСТИСП (г. Москва), патентообладателя на сорта колонновидных яблонь и ремонтантной малины. На размножение «колонн» договоры заключены пятью питомниками на 14,2 тыс. шт. растений в год. По ремонтантной малине договоры заключены также с пятью питомниками, а заявленное количество выращенных саженцев — 36,3 тыс. шт. А по нашим самым скромным подсчётам, лицензионные сор та колонновидной яблони выращивают около 90 предприятий. И это без учёта приусадебных питомников! Считаем, что ежегодно производится свыше 500 тыс. саженцев таких сортов, но оплачивается из них всего 3,5%. Ещё хуже ситуация с малиной. В России и странах содружества порядка 130 компаний, которые выращивают ремонтантную малину, а среднегодовое производство саженцев составляет около 800 тыс. шт. Получается, что 98% питомников просто игнорируют закон. Как же в таких условиях будут появляться новые сорта?

Ни для кого не секрет, что сейчас питомники в поисках новинок едут на Запад, ведь там селекция не остановилась. Но только природные и экономические условия у нас совсем разные. Так, практически все сорта ежевики, которые популярны в Европе, у нас будут очень поздно созревать и возиться с ними не имеет смысла. Ранее мы привели пример с сортами земляники, значительная часть которых на практике не подходит к нашим условиям. Сорта яблони, груши, сливы, черешни и многих других культур не зимостойки в центре России. Конечно, среди этой массы импортных сортов наверняка есть выдающиеся и замечательные, только как их найти...

Сортоиспытание

Сейчас сортоиспытанием занимаются за свой счёт садоводы-любители на своих приусадебных и дачных участках. Они приобретают различные сорта в России или привозят из Западной Европы, Америки. На свой страх и риск выращивают, испытывают их, мирясь с неизбежными потерями, ведь многие сорта заведомо не подходят к нашим условиям. И, конечно, находят что-то достойное. В то же время официальные сортоучастки как будто и не знают, что рынок полон новыми сортами. Правда, наметились положительные тенденции. Так, ряд питомников уже подключается к этой работе, понимая, что это оправданные затраты, ведь они первыми получают информацию о ценности тех или иных сортов. Сортоиспытание по отдельным культурам проводят «Агрофирма Поиск», «Опытно-селекционный питомник», «Агрофирма Росток», «Сады Урала» и некоторые другие. И всё же, несмотря на эти примеры, испытание западного изобилия сортов в основном ложится тяжёлым грузом на самих садоводов. То есть, за все ошибки платят они.

Мы отметили лишь небольшую часть проблем, которыми, на наш взгляд, должны заниматься управляющие структуры Ассоциации. Очевидно, что их не под силу решить отдельным питомникам, а вот всем вместе — можно попробовать! Наверняка многие из вас дополнят и расширят перечень проблем, которыми придётся заниматься и членам АППМ, и правлению, и дирекции. Желаем продуктивного обсуждения.

Новости Все новости

Ближайшие события Все события